Женщина, которая кланяется каблукам



Я побывал таки на выставке Линча "Фетиш" в Гараже. В маленькой комнате висят несколько фотографий, а перед ними выставлены туфли этого самого дизайнера Лубутена. Я не испытал большого эстетического удовольствия. Даже наоборот. Девушки похожи на Мерлин Монро, крашеные полные блондинки. А туфли... Эти два парня - они женоненавистники. Мне кажется, все эти гипертрофированные каблуки унижают женщину. Она просто на коленях и ей не встать. Хотя потому и фетиш, чтобы ему поклонялись.

Americans ask, american tells

Булат ОкуджаваРаботаю я почти на Арбате. Недавно вышли с коллегами пообедать, переключиться. Возвращаемся уже обратно. Слышу, кто-то настойчиво вопрошает в мою сторону: "Sir! Excuse me, sir!" Поворачиваюсь. Стоят два янки среднего возраста. Спрашивают: "Who's that?" и показывают на памятник Булату Окуджаве. "This is russian singer and poet". "Oh, singer... Thank you". 

Меня немного покоробило это "Oh, singer..." Но, с другой стороны, что еще я им мог рассказать про Булата Окуджаву, если и сам толком ничего не знаю. Кроме того, что гуманист и писал хорошие песни. И как объяснить то влияние, что он оказал на многих людей в этой стране.

На днях читаю книгу Элвина Тоффлера "Шок будущего". Случайно натыкаюсь на упоминание об Окуджаве. 

"Андре Моосманн, главный эксперт по Восточной Европе французского радио и телевидения, сообщает, что в Польше и России широко известны певцы, которые никогда не выступали на радио или по телевидению, их песни и голоса распространяются только через магнитофонные записи. Например, записи песен Булата Окуджавы переходят из рук в руки, каждый слушатель делает собственную запись; этот процесс трудно предотвратить или контролировать. "Песни распространяются быстро, - говорит Моосманн, - если один делает одну запись, а другой две, то скорость распространения очень велика". 

Так Окуджава оказался пионером советской инди-музыки и меметического распространение информации. 


Меняю стекло на золото

И еще об обмене. Все наверное знают, что испанцы, высадившись в Америке, могли спокойно поменять золото на стеклянную бусинку. Кажется, что это смешно, забавно. Золото на бусинку, хаха, тупые индейцы. Однако, ведь в течение какого-то времени индеец мог обменять стеклянный шарик, скажем, на бизона. А мог на новую набедренную повязку. А мог вообще не менять, а сказать что это украшение богов и стать шаманом или вождем племени. В данном случае бусинка, во-первых, дефицитна, другой такой (пока) нет; а во-вторых, достаточно абстрактна, чтобы придумать для нее любое требуемое значение. Ценность ведь понятие относительное. Главное понять процесс, который лежит в основе придания ценности, или придания значимости, или придания значения. 
space idol

Любовь, ревность и частная собственность

Основа рыночной экономики - понятие частной собственности. Ревность. Я много раз слышал от людей, что это чувство тождественно чувству собственничества. Это когда один человек принадлежит другому. Поэтому, когда право собственности нарушается, владельцу кажется, что это несправедливо. Это выражается в гневе или депрессии, или в отказе от собственности, или даже в принятии мер к нарушителю. Мне кажется, это еще одно подтверждение того, что в основе отношений (любви в общепринятом понимании этого слова) лежит обмен, аналогичный рыночному. 
space idol

Относительный смысл работы

Однажды, моя коллега на работе, молодая девушка, посетовала на то, что некому оценить результаты ее труда. "Блин, это никому не надо. Совершенно никому". Еще в университетском курсе психологии мы выделялм три уровня оценки своей деятельности человеком. Нужно чтобы она нравилась самому субъекту, ее одобряли ближайшие родственники и друзья и чтобы общество уважало. Когда работа соответствует трем этим уровням, человек удовлетворен. 

Это описание констатирует сам факт такого разделения, но, к сожалению, ничего не объясняет. Как мне кажется, восклицание "Это никому не нужно!" означает только одно - то, чем занимается человек не нужно в первую очередь ему самому. Это абсурдность всякой работы, отсутствие высшего смысла в действиях. Это демонстрация отсутствия экзистенциального смысла в том, что мы называем работой. Через оценку других мы хотим оправдать тот компромисс, на который идем из каких-то побуждений (скорее всего из-за того же социального давления). Общество, ты заставляешь нас работать. Так какого хрена ты не ценишь то, что мы делаем. Это единственный смысл, доступный нам. 

Мы расстались... а ведь встречались целых два года

И вот, после трех лет... Мы расстались. 5 лет вместе! Мы расстались. Уже полгода? Расстались. Расстались. 

Когда говорят о расставании почему то делают акцент на времени. Год, два года, три года. Вот, посмотри, мы встречались три года. Представляешь, мы расстались.  Значимость прирастает этими годами. Чтож, логично. Время - деньги. Его тратят. И, говорят, его мало, как ежедневно (нет времени, нет, нет), так и по жизни (вот пуля пролетела и ага). Поэтому пытаются тратить его разумно, расчетливо, впрок. Поэтому западло потраченного времени. Итак, новая переменная при определении курса на рынке любви - время (вместе). 

Капитализация женщины

Компанию следует продавать в момент ее максимальной капитализации. Девушки, выходите замуж молодыми за состоявшихся мужчин. Меняйте свои красоту и здоровье (за которыми нужно трепетно ухаживать, кстати, что требует много денег), на статус и уверенность. Ваши молодые любовники с их призрачными перспективами ничего не стоят. Даже если из него что-нибудь получится, он легко поменяет вас на более молодую самку. Потому что ваша капитализация только убывает, а его растет. Вы получаетесь на кросскурсах. Выходите замуж за взрослого (немолодого) респектабельного мужчину. Это лучше чем требовать от молодого любовника невозможного. "Где твоя тачка, чувак?", "Быт убьет нашу любовь" etc.